Новый УПК так хорош, что аж страшно…

Символично, что в пятницу, 13 апреля, Парламент под покровом ночи принял новый Уголовно-процессуальный кодекс Украины. Что же нового в себе несет этот документ для бизнеса вцелом и для юридического бизнеса в частности?

Итак, самые «популярные» статьи для бизнеса в Уголовном кодексе – это уклонение от уплаты налогов (212), единого социального взноса (212-1), фиктивное предпринимательство (205) и фиктивное банкротство (218).

Как мы помним именно возбужденные по этим статьям уголовные дела чаще всего становились поводом для проведения виемок и обысков в офисах, на складах и в производственных помещениях предприятий. Кроме того обыски производили также и в жилых помещениях акционеров (участников) и должностных лиц предприятий.

Касательно обысков в жилых помещениях. Согласно действующей Конституции Украины, они возможны только по мотивированному решению суда. Действующий УПК не предусматривал возможности обжаловать такое постановление суда о проведении обыска, вот и получалось, что согласно таких постановлений должностными лицами предприятий становились акционеры, которые зачастую не принимают решения относительно заключения договоров с теми или иными контрагентами, если сумма одного договора не превышает, установленный уставом предприятия размер. Кроме того, в таком постановлении суда должно быть четко описано что искать и что изымать. Однако постановления очень часто пестрели фразами общего характера «документы относящиеся к …» или «всей бухгалтерской документации».

Новый УПК несколько изменил эту процедуру. Теперь, согласно ст. 234 УПК обыск проводится на основании определения следственного судьи. И хотя, ст. 235 гласит о том, что такое определение должно соответствовать всем требованиям, которые выдвигаются данным кодексом к решению, но все равно, определение не является решением и, по моему мнению, в данной части УПК противоречит Конституции Украины.

Однако, право на обжалование определения следственного судьи о проведении обыска в УПК отсутствует.

Кроме того, теперь уголовные дела все время в течение их расследования и после, при рассмотрении их судом будет «вести» один прокурор. При этом, прокурор не сможет наложить арест на  имущество, самостоятельно избрать любую меру пресечения, не сможет разрешать проведение обыска в нежилых помещениях, изъятие вещей, не сможет отстранять от должности. Вместо него эти решения будет принимать следственный судья.

Это позитивная тенденция, которая способна расширить права подозреваемого, в частности, на защиту.

Также нововведение нового УПК стало то, что единственным защитником обвиняемого, подозреваемого, подсудимого и т.д. может быть только адвокат, причем только тот, который внесен в Единый реестр адвокатом и адвокатских образований. Хотя, согласно Решения Конституционного суда Украины от 16.11.2000 года №13-рп/2000 по делу №1-17/2000, защитником в уголовном и административном процессе может выступать любое лицо, имеющее достаточный уровень знаний в области права, а также родственники обвиняемого по его желанию. Такое положение вещей нарушает гарантированную статьей 63 Конституции «прямую защиту» – право на защиту не именно адвокатами, а на защиту как таковую вообще с возможностью лично выбирать защитника.

Таким образом, данная норма жестко урезает право на защиту и резко повышает спрос на «адвокатские» удостоверения.

Еще одним нововведением стало то, что в новом УПК содержатся такие новации, как отсутствие документа о возбуждении уголовного дела (для начала процедуры расследования достаточно регистрации заявления о преступлении в реестре). Данная норма может привести как к позитивному результату – гарантированное рассмотрение Вашего заявления, так и к негативному – теперь нет никакой сложности в том, чтобы начать следственные действия, достаточно просто заявления от любого человека (в том числе и от «своего»). Я все же склонен считать эту норму скорее негативной, чем позитивной, поскольку опыт общения с правоохранительными органами, а также регулярные статьи в прессе, свидетельствуют скорее не о защите прав собственников бизнеса со стороны правоохранительных органов, а скорее наоборот.

Также вводится институт суда присяжных, хотя в несколько искаженном виде, похожим скорее на смесь всего со всем, но все же. Так, состав суда присяжных – это два профессиональных судьи и три присяжных. Осуществлять отбор присяжных поручено небезызвестной своей беспристрастностью и объективностью автоматизированной системе документооборота суда (АСДС).

Вариант, конечно же, хороший, главное, чтобы на практике невозможно было «договориться» с АСДС. А вот это как раз и вызывает определенные сомнения, подогретые статьями в СМИ.

Вводится такой новый вид меры пресечения, как «домашний арест», что однозначно является позитивным нововведением, если конечно будет применяться на практике судами.

Также позитивным моментом является то, что теперь суд не в праве принять решение, которым может отправить дело на повторное рассмотрение. То есть теперь судебное рассмотрение должно закончиться только обвинительным или оправдательным приговором. Такое положение вещей радует, поскольку пропадет многолетнее расследование дела, ну и, чисто теоретически, должно улучшиться качество следственных действий, поскольку иначе суд обязан будет вынести оправдательный приговор.

Кроме того, вводится понятие «уголовно-процессуальные сделки обвиняемого с потерпевшим и обвинения с защитой», это новшество перекочевало к нам из американского процесса (во всяком случае, многие слышали о нем по большей части оттуда). Такая сделка может быть заключена между обвиняемым и потерпевши, а также между обвиняемым и  прокурором, правда в последнем случае только, если ущерб от преступления причинен только государственным или общественным интересам.

Еще одним новшеством является усиление роли прокурора в уголовном процессе. И хотя, фактический процессуальный надзор прокурора за следствием несовместим с принятием впоследствии этим же прокурором решения об утверждении обвинительного акта, он присутствует в новом УПК. Отвечая за качество следствия, прокурор, естественно, не будет оценивать свою работу плохо и отказывать в подписании акта. Более широкие полномочия прокурора в процессуальном надзоре сужают процессуальную свободу следователя (если не сводят ее на нет), которому по проекту грозит уголовная ответственность за невыполнение прокурорских указаний.

Подводя итог написанного хотелось бы сказать, что принятие нового УПК было чуть ли не самым анонсируемым и ожидаемым событием в правовом поле страны с момента принятия Налогового кодекса Украины. Конечно он несовершенен, есть определенные нормы, которые противоречат Конституции Украины и здравому смыслу, но все же есть и позитивные моменты. Большая часть существующей судебной практики, скорее всего, подвергнется корректировке. Быть адвокатом станет еще выгоднее…

Однозначно сейчас можно сказать только одно – насколько хорош новый Уголовно-процессуальный кодекс покажет только практика.

нагороди

клієнти

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>